ФАНО возрождает административно-командную систему в науке

Опубликовано 13.11.2014
Жорес Алферов   |   просмотров - 2233,   комментариев - 1
ФАНО возрождает административно-командную систему в науке

Выступление академика, нобелевского лауреата, ректора Петербургского академического университета - Научно-образовательного центра нанотехнологий РАН, почетного члена Нанотехнологического общества России, Жореса Алферова на пленарном заседании Государственной Думы.

Я решил выступить, поскольку у нас сегодня в программе «правительственный час» и будет выступать министр науки и образования Дмитрий Викторович Ливанов. И я хотел высказать некие свои соображения по поводу состояния науки в нашей стране.

Вы все прекрасно понимаете, что наука определяет развитие цивилизации. Так было и так есть. Сегодня мы говорим, что у нас постиндустриальное общество, информационные технологии определяют наше развитие. В развитие информационных технологий был внесён огромный вклад российскими, советскими учёными. В том числе, между прочим, и моя Нобелевская премия была присуждена за базовые исследования, приведшие к развитию современных информационных технологий.

Можно чётко сказать, что завтра будущее станет определять здоровье человека. Такая программа будет основной в развитии научных исследований в области использования информационных технологий, медицины, биологии, нанотехнологий. Для решения этой главной задачи мы должны совершенно по-другому ставить вопросы о развитии науки, образования в стране.

Нужно сказать, что у нас в парламенте, к величайшему сожалению, наука имеет весьма ограниченную представленность. В парламенте Советского Союза депутатами были практически все ведущие учёные страны - Курчатов, Александров, Харитон, Вавилов, Несмеянов, Ишлинский. Могу долго перечислять эти фамилии. Сегодня в депутатском зале - это Валерий Александрович Черешнев, Борис Сергеевич Кашин и ваш покорный слуга.

Очень тяжёлая ситуация сложилась с Академией наук. Более года тому назад был принят, с моей точки зрения, совершенно безобразный закон о реформе Академии наук.

Российская Академия наук всегда была основной, первенствующей научной организацией страны и при царе, и в советское время, и, вообще говоря, в нынешнее реформенное время. Для этого имелись вполне серьёзные обстоятельства.

Нападки на Академию наук велись всегда, в том числе сразу после революции. А я вот 25 лет как вице-президент Академии наук СССР, а потом российской академии, сижу в кабинете, в котором 25 лет тоже сидел Сергей Фёдорович Ольденбург, непременный секретарь Императорской Санкт-Петербургской академии наук, Российской академии, Академии наук СССР. 25 лет, из них 17 - при советской власти. Он был министром просвещения Временного правительства, членом ЦК кадетской партии, Политбюро утверждало его главным учёным секретарём Академии наук. Помню, как, делая доклад о 200-летии Академии, он сказал: «Академия переживала очень тяжёлые времена в годы Гражданской войны. Спас её Владимир Ильич Ленин, который сказал: «С этой организацией шутить не надо»».

На академию были нападки, как на организацию, наследницу тоталитарного царского режима. В нынешнее реформенное время - как на наследницу советского режима. Но Академия всегда была мощной научной организацией, и её, безусловно, нужно сохранить.

Никита Сергеевич Хрущёв в 1964 году хотел её закрыть на Пленуме ЦК за то, что мы не выбрали лысенковских последышей членами Академии наук. Патон говорил Келдышу: «Мстислав Всеволодович, вы будете зампред Совмина, а академию мы закроем». Келдыш сказал Патону: «Знаешь, Борис Евгеньевич, я три месяца не был в отпуске, давай, уеду на три месяца. Без президента они это не решат».

К сожалению, практически закрыли, потому что ФАНО, это, простите, могло быть управление делами в Академии наук. Когда-то в одном из первых уставов Академии наук СССР управляющий делами академии назначался Совнаркомом, и пусть бы нас освободили от хозяйственных дел, и ими занималось ФАНО. Но Академия должна определять развитие науки в стране, и для этого она была нормально организована. Она понесла большие потери. Там нужно было проводить реформы, не тот кадровый состав. Но Академию, как структуру, не как клуб учёных, а как структуру с лабораториями, музеями, институтами нужно было сохранить.

Теперь легко и просто определять, какие нужны технологии, какие направления исследований. Для этого не нужно ничего особенно знать. Гораздо сложнее определять, как по этим направлениям решать конкретные прорывные проекты. Вот в чём проблема.

Мы сегодня выпускаем очень много грантов. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны, на грантовой системе можно поддержать молодёжь. Но основное направление должно иметь мощное базовое финансирование и определять по-настоящему прорывные проекты. Я могу их назвать в своей области, они должны получить поддержку, но ситуация очень непростая.

Могу сказать так: за последние 25 лет мы очень сильно отстали. Мы занимали передовые позиции по очень многим направлениям. А за эти 25 лет мы разрушили многие отраслевые институты. Академия - одна из немногих организаций, которая сохранилась и которую нужно поддержать. При этом чрезвычайно важным является определение прорывных направлений и создание прорывных проектов.

Наука и образование — неразделимые вещи. В образовании, с одной стороны, есть стандартные вещи, с другой стороны, в образовании мы должны отвечать на современные вызовы в науке. Это означает, что мы должны создавать направление в образовании, которое отвечает тому, что случится завтра.

При этом нужно понимать, что и в образовательных проектах, и в научных проектах это не стандартные, а творческие вещи. Их нужно сравнивать с тем, что делается, например, в искусстве. Академический университет, созданный мною в Петербурге, отвечает новым направлениям, и для него нужно было бы иметь, как говорится, аналог. Вот я лично вижу в этой роли МХАТ, который был в свое время новым направлением в искусстве. При этом нельзя подходить к делу с обычными стандартами.

Но сегодня мы на примере ФАНО возрождаем командно-административную систему в науке. А в науке она не может и не должна быть. Наша отечественная наука сделала очень много. Мы в целом ряде отраслей занимали, пока ещё чуть-чуть теплимся, но занимали передовые позиции.

Сегодня от нас много учёных уехало. Я, бывая за границей, в США, часто вижу, как там развиваются те направления, которые созданы нами. И для того, чтобы возрождать по-настоящему новые технологии, а без этого мы не можем жить, мы должны возрождать отечественную науку, и ФАНО нам здесь не поможет.

kprf.ru


Комментарии:

Цитировать Имя
Станислав Ордин, 13.11.2014 18:07:13
Дорогой Жорес Иванович,
У меня лично мало оснований, верить в искренность Ваших слов, т.к. Вы сами продукт командно-административной системы. Но, т.к. произнесённые Вами слова, на мой взгляд, правильные, и, возможно означают даже Ваше раскаяние, то вижу смысл в их обсуждении. Тем более, что исповедуемый мной категорийный подход включает и высокий уровень абстрагирования, можно сказать отрешения на время от внешней среды (в том числе и от отрицательных эмоций). А эмоциональный заряд Вашего короткого выступления вырвал меня из пространства нелинейной феноменологии, в котором я сейчас «блуждаю».
Так вот по сути Вашего выступления. Оно, на мой взгляд, набор эмоциональных фрагментов, в принципе правильно описывающих сложившуюся ситуацию. Но! Ваше выступление не содержит формулировок необходимых и достаточных условий вывода российской науки из кризиса. А как я уже неоднократно писал, из кризиса не только, и не столько российской науки, сколько из кризиса мировой науки.
На мой взгляд отсутствие в вашем выступлении и принципиального анализа кризиса науки, и эвристических предложений по выходу из этого кризиса, связано не столько с Вашим нынешним физическим состоянием, сколько с Вашими приоритетами как винтика механической структуры, которая, к сожалению, уже давно подавила (раздавила) живые структуры на базе творческих коллективов с истинно научными лидерами во главе в самой науке. Мне, отказавшемуся от роли винтика неживой структуры, в какой-то мере легче сохранять приверженность научным принципам в экзистенциальных ситуациях. Более того, подобные ситуации даже обостряют у меня необходимость успеть найти непонятые пока в рамках научного похода закономерности, как в неживой, так и в живой Природе. Поэтому, своё видение поднятой Вами проблемы, не с позиции винтика системы, опутанного связями с системой его реального положения, а в рамках категорийного подхода я изложу за Вас.
Я уже писал, что к ФАНО отношусь с сарказмом: мальчик-бухгалтер занял место Совета Мудрейших. Но есть большое НО! Совета то Мудрейших не было и это никак не вина мальчика-бухгалтера. Это вина, конкретно у нас, в России, «президиума» РАН, который стал политическим наследником «президиума» АН СССР, и унаследовал то он - именно командно-административную систему. Так что просто произошла подмена одной, «вашей» командно-административной системы на другую, находящуюся в ведении мальчиков-мажоров. Конечно, не маловажно было, что фактически уже функционеры, а не учёные, ранее заправлявшие в РАН, в большей мере, чем мальчики-мажоры сохраняли антураж академичности. Но важен не столько антураж, сколько суть действий на посту руководителя научным подразделением. Если возглавлявший до вас ФТИ Владимир Максимович Тучкевич, хотя сам лично на роль НАУЧНОГО лидера не тянул, то в своих действиях старался оставаться на приоритетах НАУКИ, то Вас лично хватило лишь на один год, когда Вы пытались быть директором всего физ.-теха. А затем Вы сдались, используя «свою» командно-административную систему спасали себя, своих близких, свой отдел, просто используя физ.-тех (не забывая регулярно стучать себя в грудь кулаком, что Вы патриот физ.-теха).
Я не питаю иллюзий относительно интеллектуальных способностей ГБистов, которые сейчас правят Россий. И в этом плане, я понимаю, что затеянное ими удаление раковой опухоли на теле российской науки чревато её летальным исходом. Но создание Совета Мудрейших - Коллективного Разума России и не их прерогатива. Эта задача (во многом неблагодарная) полностью лежит на плечах самих учёных. Хотя, на мой взгляд, власть некоторую осторожную попытку помощи в формировании общественного мнения пытается оказать – в средствах массовой информации запестрели выступления учёных (вместо дебильного трёпа). Но принципиально то ситуация не изменится если научная среда сама не выдвинет на занимаемые функционерами должности в самой науке (не в Думе) ИСТИННЫХ НАУЧНЫХ ЛИДЕРОВ. Т. ч. всё в наших руках и главное, чтобы эти руки были «чистыми».