Простые вопросы, сложные ответы

Опубликовано 05.02.2014
  |   просмотров - 3732,   комментариев - 2
Простые вопросы, сложные ответы

Предисловие к книге Анны Урманцевой «Мозговой штурм. Избранные дискуссии».

Я сразу смазал карту будня,

плеснувши краску из стакана;

я показал на блюде студня

косые скулы океана…

В. В. Маяковский

Наука начинается с удивления. С простых, всем понятных вопросов.

«Брадобрей бреет всех, кто не бреется сам. Должен ли он брить себя?» Вроде бы должен. Но ведь он занимается только теми, кто сам не бреется. Значит, не должен. Но тогда он не бреется сам, и, значит, автоматически попадает в список своих клиентов.

Нелепая ситуация. С одной стороны - должен, с другой - не должен. Прокрутив этот вопрос и так, и эдак, мы, скорее всего, отложим его в сторону, а то вовсе выбросим из головы. Ученый не может, да и не хочет, поступить таким образом. Он будет вновь и вновь возвращаться к этому странному вопросу, размышлять, что и почему здесь не так.

Парадокс про брадобрея взорвал математику и логику прошлого столетия. Он заставил пересмотреть очень многое и, в конечном итоге, привёл к гораздо более глубокому пониманию математического мира, отражающего нашу реальность.

Поставить такие «простые» вопросы и показать, насколько сложными и неожиданными могут быть ответы на них, познакомить с людьми, которые эти ответы ищут – и было целью программы «Мозговой штурм». Эту программу, которую ведёт Анна Урманцева на канале ТВЦ в ночь с понедельника на вторник, зрители могут увидеть в youtube, куда выкладывается каждая телепередача, выходящая в эфир (http://mozgovoyshturm.ru/).

И читателям этой книги, и зрителям телепередачи стоит ответить на несколько простых вопросов, которые у них уже появились или могут возникнуть.

Как?

В школе, посидев над задачей, можно заглянуть в конец книжки, туда, где напечатаны ответы. Или спросить у учительницы, если с ответом наш результат не сходится. Опечатки в книжках ведь тоже бывают. У черты, на которой начинается наше незнание, где и работают учёные, ситуация совсем другая. Иногда ответа нет, а иногда их слишком много …

Порой мучительно осознавать несоответствие наших возможностей добиться ответа с поставленным вопросом. Изредка, данные, утверждение, надежды удивительным образом подходят к друг другу и складываются как части в головоломке. Как показать это по телевидению? – Надо дать слово самим учёным. Представить разные взгляды, точки зрения, научные школы. Наука – это диалог. С коллегами, с современниками, с обществом, иногда с предшественниками, которые жили на много веков раньше, порой с потомками, которым мы оставим свои идеи, замыслы и надежды.

Вероятно, «Мозговой штурм» – это первая телепередача о науке на нашем телевидении, где это удалось сделать. Перелистав страницы книги, вы увидите, какие неожиданные и оригинальные метафоры рождались во время разговоров в студии. Во множестве случаев важно не только само знание, но и логика, идеи, образы тех, кто живёт в научном пространстве. Как показать их?

Вы обратили внимание на то, что у нас на телевидении почти исчезли лица, показываемые крупным планом? И действительно, зачем показывать молчащего, думающего человека? «Думать некогда, работать надо», – как говорится в известном анекдоте про аспиранта и обезьяну.

Лицо – зеркало души, отражение мыслей, чувств, пройденного пути. С другой стороны, порой оно очень ясно показывает всё, что человек стремится скрыть. В «Мозговом штурме» лица показывают долго и подробно… Есть, на что посмотреть. Впрочем, порой один кадр полностью меняет смысл сказанного – «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».

Пётр I считал, что следует за несколько десятилетий взять у Европы её технологии, а потом повернуться к ней задом … Не получилось так. Последователи Петра сосредоточились на внешнем, показном, забывая о многих важных и, тем более, сущностных вещах. Но большое почтение к иностранцам осталось … Да и руководители всё норовили сделать из нас то голландцев, то немцев, то французов, то американцев. Видно, китайцы на очереди.

Когда приходится знакомиться с прожектами, которые с завидным постоянством генерирует Высшая школа экономики, и их исполнение Министерством образования и науки, ловишь себя на желании напомнить этим людям известный исторический анекдот.

Царь Александр I решил щедро наградить героев Отечественной войны 1812 года,предлагая им всё, чего они пожелают. В историю вошёл ответ генерала Ермолова:

- Проси, генерал, всё что хочешь!

- Всё сделаете, Ваше Величество?

- Всё!

- Произведите меня в немцы!

Несмотря на хрестоматийность этого анекдота и других подобных историй, многие наши соотечественники снизу вверх смотрят на чужбину и желают, чтобы их «произвели» то ли в европейцы, то ли в американцы. Пусть второй свежести.

Как быть с этим? Как увидеть то, что нас объединяет и дает надежду на будущее? Мы в одной лодке, и, развивая, и применяя науку, разворачивая важные для России проекты, нам придется действовать вместе. Пришло время собирать камни…

В «Мозговом штурме» на этот вопрос был найден и очевидный, и парадоксальный ответ – непосредственно спросить у американцев, у них-то как. И как только от слухов, иллюзий и легенд мы переходим к конкретной, объективной информации, многое удается поставить с головы на ноги. И хотя комментарии корреспондента «Мозгового штурма» в Нью-Йорке Стивена Лаперуза были очень краткими – читатель это увидит - они придали «Мозговому штурму» новое измерение. Оказалось, что и в той реальности есть свои возможности и достижения одновременно с трудностями, проблемами и провалами. Нет худа без добра и добра без худа.

Вы обратили внимание на то, что на нашем телевидении, по сути исчезли цифры, данные, конкретика. Преобладают эмоциональные оценки и картинки убийств, бедствий, разрушений. В ходе выборов известного политического деятеля наши СМИ призывали «электорат» «голосовать сердцем», да, видно, в этих рамках так и остались. Основная часть телевещания не рассчитана на взрослых рационально мыслящих людей.

Передача «Мозговой штурм» в противовес этому при обсуждении большинства тем опирается на статистическую информацию, системный анализ или результаты моделирования. Без этого трудно всерьёз говорить о современной науке, технологиях, тем более, сравнивать взгляды оппонентов. Эта информация предоставлялась Научно-образовательным центром Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН (ИПМ).

ИПМ был организован в1953 году для решения стратегических задач, требовавших использования прикладной математики и компьютерного моделирования. Его первого директора, выдающегося математика, механика, организатора, академика Мстислава Всеволодовича Келдыша часто называли «главным теоретиком космонавтики». В ИПМ работал и работает один из трех центров управления космическими полетами в стране. Мстислав Келдыш считал, что будущее советской науки – дальний космос, что технологии, родившиеся по дороге к звездам, многократно оправдают себя и помогут в решении многих земных проблем.

Первые задачи ИПМ были связаны с космическими и ядерными проектами – теми главными технологиями, которые до сих пор обеспечивают суверенитет новой России. В первые годы работы ИПМ были связаны с моделированием физических процессов, с механикой космического полёта, с развитием технологии вычислительного эксперимента. Моделирование сложных систем и крупных проектов требует широкого междисциплинарного взгляда и привлечения ведущих специалистов во многих областях. ИПМ оказался в центре проектов, от которых зависело будущее отечества.

В последние десятилетия круг рисков, угроз, возможностей стремительно расширялся. Задачи мировой динамики, управления рисками, поддержки принятия решений, подготовки молодёжи, работа с российскими регионами потребовали расширения круга моделей и данных и выхода в области прикладной математики, которые раньше считали «нетрадиционными». Для анализа и решения этих задач и был создан Научно-образовательный центр (НОЦ) ИПМ, на экспертную и информационную поддержку которого и опирается «Мозговой штурм».

Ещё одна черта сближает этот центр и передачу – устремлённость в будущее. Блаженный Августин считал, что прошлого уже нет, настоящее эфемерно и стоит думать, прежде всего, о будущем. Наверно, это особенно актуально сейчас для нас – для тех, кто хочет, чтобы будущее России состоялось и размышляет над проектами грядущего.

Что?

Ничего не потеряно,

пока не потеряно всё.

И. В. Гёте

Рассказывать о науке в новой России очень трудно, но интересно. Это сродни путешествию хитроумного Одиссея между движущимися скалами Сциллой и Харибдой.

С одной стороны, руководство страны обозначило курс на построение «общества знаний» и «переход к инновационной экономике» ещё в 2001 году. Под руководством очень эффективного менеджера, не покладая рук, трудится РОСНАНО. У всех на слуху инноград «Сколково» – туда уже проложили дорогу. Первые лица уважаемых структур, в компетентности которых нет оснований сомневаться, уже не первый год объясняют, что нас вот-вот захлестнёт поток отечественных инноваций, технологий, новых товаров и услуг. Время пожинать плоды и лавры.

Но по странному стечению обстоятельств время «технологического прорыва», о котором больше десяти лет назад говорил тогдашний министр Андрей Фурсенко, почему-то всё время откладывается … За разгадку этой волнующей загадки уже взялись очень компетентные органы – Счётная палата, Следственный комитет, Генеральная прокуратура.

Обо всем этом можно сделать захватывающую передачу, тем более, что Анна Урманцева в прошлом вела блестящую передачу «Без настроения», полную иронии и сарказма. Но… всё это не имеет прямого отношения к науке. Эффективные менеджеры у нас руководили наукой, образованием, пивоварением, мыловарением и обороной с одинаковым успехом.

Поэтому «Мозговой штурм» сосредоточился не на первой вечной российской проблеме «Кто виноват?», а на второй «Что делать?» Иными словами, глядя на звезды, заглядывая в будущее и рассказывая о том, что можно и нужно исследовать, понять, придумать, надо прочно стоять на Земле и ясно представлять сегодняшнюю реальность.

Смысл и материалы передачи можно лучше представить, задав, как советуют физики, систему отсчета – сравнив с другими научно-популярными передачами.

Классикой стала передача Сергея Петровича Капицы «Очевидное-невероятное», которая впервые вышла более 40 лет назад 24 февраля 1973 года. Эта передача о советской науке – успешной, сильной, находящейся на взлете. СССР был научной сверхдержавой, в которой на науку надеялись и смотрели с огромным уважением. «Здравствуй, страна героев, страна мечтателей, страна ученых!» - была лейтмотивом этих замечательных передач.

Наука новой России неузнаваемо изменилась за 20 лет… Однако дух передач Сергея Капицы остался прежним – оптимизм, энергия, стремление поднять уровень разговора как можно выше, внимание к собеседнику и уверенность в будущем. Наверно, всё это можно сравнить с «фамильным серебром» отечественной научной тележурналистики. Мне посчастливилось работать с Сергеем Петровичем, много беседовать с ним и поучаствовать в программе «Очевидное-невероятное».

Запомнилось два эпизода. За 40 лет вышло более 700 выпусков передачи, некоторые из которых были настоящими шедеврами. И я поинтересовался, есть ли у него выпущенные передачи в семейном архиве. «Нет, я сначала собирал, а потом понял, что это преходящее. Завтрашний день в науке будет лучше и интереснее вчерашнего и сегодняшнего», - был ответ. Как прекрасно ощущать, что ты находишься на восходящей траектории!

Сергей Петрович был по-настоящему демократичен и глубоко убежден в важности науки для общества. Когда я был гостем его передачи, съёмки велись в одной из студий «Мосфильма». Речь шла о динамическом хаосе – одном из ярких открытий ХХ века. Это явление удивительно, но и объяснить, и понять его не просто.

Начали съемки, прошло минут пять. «Вам ясно, о чем мы говорим?», - спрашивает Капица у оператора. – «Не очень»… - «Георгий Геннадьевич, давайте попробуем ещё раз с начала».

Когда всё вроде начало получаться, и оператор все понял, Сергей Петрович обратился к редактору программы: «Мы не ерунду говорим? Мы слишком отклонились от темы?» - «По-моему, слишком».- «Георгий Геннадьевич, не беспокойтесь. Мы сейчас возьмём верный тон и всё получится. Мы ведь не для себя говорим, а для миллионов, которые нас смотрят…».

Ощущение миллионов людей, которые смотрят, поддерживают, интересуются наукой, давало Сергею Капице огромные силы. Ему не хотелось делать книги по своим передачам: «Вперед - время! Время - вперед!»

В качестве другой опорной точки можно выбрать научную передачу Александра Гордона. Три стула на пустой сцене – двое собеседников и ведущий. «В идеальной передаче этого цикла я буду молчать и слушать», – как-то сказал мне Александр Гордон. Некоторые беседы были захватывающими. Здесь совсем другой образ науки – игра мысли, стремление подняться ввысь, не заботясь о том, что это будет понято и принято. Попытка увидеть науку через искусство. «Наука не для всех».

В своё время имела место дискуссия М. В. Келдыша с выдающимся физиком, академиком Л. А. Арцимовичем, который в шутку заметил: «Наука - лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет». В каждой шутке есть доля шутки, остальное – правда.

По мнению М. В. Келдыша, у науки, как серьезного государственного института должно быть всего один-два важных для общества и понятных ему приоритетов. Они и определяют место и роль науки в стране, магистральный путь её развития и направления фундаментальных исследований.

Стратегию Арцимовича науковеды называют ценностной (не так существенно, чем заниматься, важно делать это на высоком уровне). Стратегию Келдыша – целевой. Опыт развития СССР и других ведущих стран подтвердил дальновидность и глубокий смысл этой стратегии.

Передача Александра Гордона носила ярко выраженный ценностный характер – важно, чтобы было красиво и по-настоящему интересно тем, кто этим занимается.

Перелистываю один из альманахов, в который включены работы участников передачи: «О скандинавских браках Ярослава Мудрого и его потомков», «Цвета ветров», «Золотое сечение «Войны и мира»», «Фундаментальные физические взаимодействия и законы сохранения» … Удивительно красивы иллюстрации, формулы, ссылки, графики, логотипы спонсоров. Наверное, путь в науку может быть и таким … А может быть это поэзия «науки для учёных»? Один из классиков назвал Велимира Хлебникова «поэтом для поэтов». Может быть, и здесь что-то в том же роде.

Передачи Александра Гордона шли поздней ночью, и, может быть, в силу этого зрителей у программы было не очень много. Но организация и поддержка этой программы заслуживают восхищения – книги со стенограммами диалогов, альманахи, радиопередача, и, наконец, спонсор, который решил дать приз в 1 миллион долларов участникам лучшего диалога в этой программе.

Впрочем, научное сообщество не сплоховало. Вспомнив прискорбный эпизод с судом Париса, который должен был отдать яблоко прекраснейшей из трёх богинь, мы решили разделить этот приз поровну де-факто, присудив его изначально де-юре профессору, физику, биологу, экономисту, специалисту в области междисциплинарных исследований Дмитрию Сергеевичу Чернавскому. Дмитрий Сергеевич и его родные с этой нелёгкой управленческой задачей (налоги, переговоры и т.д. и т.п.) достойно справились. Доброе слово можно сказать и о канале НТВ, который смог вывести программу Александра Гордона на очень высокую орбиту.

Программа «Мозговой штурм» кардинально отличается и от «Очевидного - невероятного» и от «Ночного Гордона». В ней реализуется стратегия Келдыша – целевая ориентация. Акцент делается на важнейших исследованиях и технологиях, которые могут изменить нашу реальность и выдать России билет в будущее. При этом акцент делается не на отдельном исследователе, не на игре ума, а на проблеме, на открывающихся перспективах.

Наука уже с начала XX века стала коллективной. И сколько бы мы ни говорили, что мысль приходит в одну голову, реализация замысла, воплощение идеи или проекта, обычно требует усилий целого коллектива единомышленников. И поддержки общества. Это очень важно. Главным научным достижением 2012 года большинство экспертов называют открытие на Большом адронном коллайдере «кандидата в бозоны Хиггса – частицы Бога», которая наделяет остальные частицы массой.

Но само создание этого коллайдера – результат не только дерзкого научного замысла, огромной работы инженеров и техников, но и многолетних, усилий Нобелевских лауреатов, журналистов, политиков, научных популяризаторов, сумевших убедить общество в том, что ему нужен этот инструмент.

По тому же пути идёт и «Мозговой штурм». И хотя продвинуться удалось не так далеко, чем хотелось бы, это не повод для уныния. Как говорят в Китае: «Путь в тысячу ли начинается с первого шага». И этот шаг уже сделан.

Кто?

Вы только проигравших урезоньте,

Когда я появлюсь на горизонте!

В. С. Высоцкий

История говорит, что Диоген ходил среди бела дня с фонарём и говорил: «Ищу человека!» Это большая проблема и для гостевых редакторов многих серьёзных программ. Как правило, ведущие учёные постоянно востребованы и страдают «синдромом хронической занятости». Кроме того, многие учёные не любят и не умеют выступать на телевидении – в нём свои законы жанра и «очень быстрое время». Немалая часть научного сообщества считает популяризацию достижений науки «обычным PR-ом», «политикой» и вообще праздным, а то и вредным делом. Кроме того публичные выступления учёных часто вредят их академической карьере. Достаточно вспомнить прекрасного учёного, получившего важные результаты в нескольких областях науки, блестящего профессора и выдающегося просветителя России Сергея Петровича Капицу – ему не нашлось места в Российской академии наук.

Но, с другой стороны, всегда найдутся люди, которые готовы, не обращая внимания на все издержки, рассказывать о перспективах научных исследованиях, пытаться обратить внимание общества на удивительные результаты или технологии и просто попытаться уберечь его от ошибок. Люди, которые придут, несмотря на все барьеры и препоны.

Впрочем, можно вспомнить великого поэта Гёте, который был министром одного из немецких княжеств и очень одобрительно высказывался о цензуре и подобных барьерах. По его мысли, сильные, талантливые, энергичные авторы пробьются через любые барьеры, а глупости и посредственности, благодаря таковым, станет гораздо меньше. Судя по всему, многие чиновники в области науки и высоких технологий мыслят точно так же.

О чиновниках и руководителях – участниках программы «Мозговой штурм». Поскольку программа ориентирована на результат, а не на процесс, то очень часто делались попытки посадить за один стол исследователей, изобретателей и тех администраторов, от которых зависит продвижение и рекомендация предлагаемых проектов. Иногда это удавалось.

Признаюсь, многие чиновники, участвовавшие в программе, приятно удивляли компетентностью, точностью, ясной позицией и принципиальностью. И каждый раз невольно задумываешься: «Почему же при таком государственном аппарате у нас такие скромные успехи в последние десятилетия?». Объяснение одно – видимо, очень многое зависит именно от тех, кто на эту программу не приходит, отказываясь под всеми возможными предлогами.

В последние годы экономисты активно исследуют быстро растущие компании или, как их называют «газели», оборот которых в течение десятилетия растёт ежегодно на 20%. Учёные обратили внимания на то, что на первом этапе развития «газели» идея, которую реализует фирма, вовлекает в свою орбиту сначала семью лидера, потом его друзей и знакомых, затем знакомых знакомых. Этот «период бури и натиска», на мой взгляд, переживает сейчас и «Мозговой штурм».

Успех программы – результат усилий множества людей – операторов, редакторов, администраторов, режиссёра и многих-многих других – всего «братства передачи». Кто-то вносит в общее дело свою энергию и настойчивость, кто-то фантазию и удачу, кто-то умеет создать атмосферу праздника во время съёмки, кто-то удивительно точно выстраивает кадр.

Однако среди команды единомышленников, среди тех, кто остался за кадром обратил бы внимание на решающую роль советника заместителя председателя Совета Федерации Михаила Юрьевича Колкова. Без его постоянной систематической поддержки программы и больших постоянных усилий ничего бы не получилось. Бюрократическое море полно мелей, рифов, хищников, желающих поживиться или просто не желающих расставаться с доходами, а то и попросту продвинуть своих. На мой взгляд, значительная часть отечественного телевидения – результат их неустанной деятельности. Как бы ни был хорош корабль и профессиональная команда, без опытного лоцмана в этом бюрократическом океане не обойтись.

Не раз, беседуя с этим блестяще образованным, остроумным, мудрым, всё понимающим человеком, великолепным рассказчиком, выпускником физического факультета МГУ, ловил себя на мысли, что он мог бы реализовать себя как писатель, ученый, психолог… Однако, к счастью, он выбрал (или жизнь выбрала за него?) сферу управленческого творчества. И это, на мой взгляд, огромная удача для всего корабля «Мозгового штурма».

Кому?

…если звезды зажигают –

значит –

это кому-нибудь нужно?

В. В. Маяковский

На одном из недавних форумов, посвященных телевидению, рассказывалось о результатах социологического анализа телевещания. Как выяснилось, независимо от числа доступных каналов, телезритель в конце концов выбирает 9-10 «своих» и далее «щёлкает», выбирая самое интересное их них.

На мой взгляд, мы с вами заинтересованы, чтобы передачи о науке и высоких технологиях смотрела прежде всего, молодёжь. У неё должны рождаться дерзкие мечты, стремление штурмовать небеса. Им должен быть близок императив Высоцкого: «Среди не хоженых путей - один пусть мой. Среди не взятых рубежей - один за мной». Без этого у страны нет будущего, а у всех поколений – надежд на спокойную, благополучную реальность.

Именно в этой сфере – в области желаний и мечты – и происходит катастрофа. Вы заметили, что у нас на глазах пересыхает поток научно-фантастической литературы? Её вытесняют книги жанра «фэнтази». Но этот жанр представляет будущее как прошлое – ведьмы, колдуны, магические предметы, драконы, волшебные палочки… Новое Средневековье…

Тиражи научно-популярных изданий упали за два десятилетия в сотни раз по сравнению с советскими временами. Журнал «Наука и жизнь» - с трех миллионов (!) до тридцати (!) тысяч, «Знание-сила» - с семисот тысяч примерно до восьми (!)… Журнал для школьников и студентов «Квант», ориентированных на тех, кто интересуется физикой и математикой, кто и должен строить «экономику знаний», имевший в былые годы более 350 тысяч подписчиков, спустился до несколько тысяч. Кто же будет исследовать, придумывать, строить?!

Показательна судьба журнала «В мире науки», который начал издаваться по инициативе Сергея Петровича Капицы с 1983 года. Это перевод (дополненный статьями российских авторов) всемирно известного журнала «Scientific American», который издается с 1985 года, переводится во множестве стран мира и имеет общий тираж, превышающий 1,5 миллиона экземпляров. Этот журнал, скорее, не научно-популярный, а междисциплинарный. В нем ученые мирового уровня при поддержке журналистов рассказывают о наиболее важных достижениях науки и её перспективах. Большинству исследователей очень важно и полезно узнать, что делают коллеги в других областях науки, причем узнать от них самих.

Если бы Сергей Петрович был только организатором и в течение сорока лет главным редактором этого издания, то этого было бы достаточно, чтобы войти в историю просвещения России. Журнал «В мире науки» является прекрасной «прививкой» против научных самодовольства и провинциальности.

В советские времена в стране было около миллиона ученых и тираж этого журнала составлял примерно 30 тысяч экземпляров. В новой России ученых вдвое меньше и тираж, насколько можно судить упал до несколько тысяч. Может быть, всё дело в деньгах? Нет. В редакции журнала номера за 2003 и 2004 год с массой замечательных статей раздают бесплатно. Дело в кризисе интереса к науке, знанию, технологиям.

ИПМ с момента создания и до наших дней является одной из главных организаций, в которой ведется баллистическое сопровождение космических полетов, стыковок аппаратов, других маневров на орбите. Я спрашивал многих пионеров космической эры о том, как удалось прорваться в космос нашей стране. И многие люди говорили о научно-популярной литературе, о мечте, о готовности общества войти в новую эру.

Судите сами. В 1904 году выпускается книжка классика научно-популярного жанра Якова Исидоровича Перельмана «Межпланетные полеты» (её недавно переиздали в издательстве URSS). В 1934-1936 годах была издана 9-томная «Энциклопедия космических полетов». В 1936 году был выпущен фильм «Космический рейс», посвященный тому, как в 1944 году советский человек полетит на Луну. Будущее было рядом. О нём мечтали, его проектировали, на него работали. И сейчас нам как воздух нужны большие проекты, видение грядущего и энтузиасты, желающие жить в светлом и удивительном мире завтрашнего дня. На это и работает передача.

Когда перед съёмкой я вижу ведущую Анну Урманцеву, выходящую и садящуюся за стол, и представляю огромный труд десятков людей, работавших на то, чтобы снять эту передачу, идущую полчаса в эфире, миллионы зрителей, которые её могут посмотреть, то почему-то вспоминаю один эпизод из истории Голландии.

Большая часть территории этой европейской страны лежит ниже уровня моря. Поля, города, дороги, отделены от водной стихии огромными дамбами. Однажды, в далёкие времена маленький мальчик увидел, что из маленькой дырочки в основании плотины просачивается вода. Взрослых вокруг не было, звать на помощь было некого. Он бросился к плотине и зажал пальцем эту дырку и сдерживал море до тех пор, пока не пришла подмога. Сейчас на этом месте стоит памятник.

Он просто сделал в нужное время, в нужном месте то, что следовало. Мне почему-то кажется, что примерно в том же стиле действует «Мозговой штурм». Подмога придет. Обязательно придет. Хотя, конечно, хочется, чтобы ждать этого не пришлось слишком долго.

Когда и где?

Бороться и искать,

найти и не сдаваться.

Альфред Лорд Теннисон

Социологические замеры показывают, что характерная аудитория ТВЦ – это люди возраста 50+. Передаче в сетке вещания отвели время около полуночи или заполночь. Анализ рейтингов показывает, что большую часть аудитории составляют те, кого разочаровало то, что в это время давали ведущие каналы.

Наконец, трудно представить работающего или идущего на учебу с утра человека, который пожертвовал бы часом ночного сна ради того, чтобы вникнуть в новые, неожиданные для него проблемы науки или технологий. Итак, передача оказывается сориентирована на «сов», которым с утра вставать не к сроку и на «гурманов от науки», которые будут смотреть программу независимо от времени показа. Передача заняла достойное место во временном диапазоне, характерном для фильмов ужасов и эротических программ.

Интернет - большая сила. Но количество просмотров выложенных в нем передач «Мозговой штурм» примерно в 1000 раз меньше тех, кто смотрит их по телевидению.

Однако наука – особое, удивительное пространство. Мне попался на глаза сборник воспоминаний выдающихся выпускников Московского государственного университета разных лет. Поразительно, но жизненный путь и научную траекторию многих из них определила одна лекция, одна встреча или один вопрос, заданный аудитории выдающимся исследователем, конструктором, инженером.

Одного из отцов-основателей легендарного Московского физико-технического института, лауреата Нобелевской премии, выдающегося экспериментатора Петра Леонидовича Капицу спросили где-то в 1950-х годах: «Чем оправданы сверхнагрузки студентов, работа на износ преподавателей, сверхнапряженные учебные планы?». Он ответил, что если за 20 лет работы среди окончивших Физтех окажется хотя бы один физик масштаба Ньютона или Эйнштейна, то все издержки и затраты будут оправданы.

Но чтобы это произошло в душу надо заронить искру мечты и поставить простые, порой удивительно простые вопросы, на которые надо получить сложные, но очень нужные ответы.

Цель этой книги, передачи «Мозговой штурм», её участников и состоит в том, чтобы всё произошло именно так. Мы постараемся не остаться в долгу у будущего. Надеемся, читатели и зрители нам в этом помогут. Кости ещё не брошены. Ещё не вечер.


Комментарии:

Редактировать Цитировать Имя
Евгений Ким, 06.02.2014 17:17:39
Уважаемый физик Малинецкий Георгий, Вы абсолютно правы, что не растраченное детское любопытство и любознательность взрослых дядей и тетей как раз и является тем фундаментальным стрежнем на которых стоит и будет стоять настоящая наука.

Казалось бы хлипкая конструкция - детское любопытство и любознательность. Но наша рыночная действительность, идеология потребительства и наслаждений, воздвигнутая на пьедестал и замещающая это самое любопытство и любознательность на фетишизм вещей и сиюминутного кайфа благами цивилизации,- как раз и доказывает эту прямую корреляцию между будущим науки и молодым поколением.

Что касается логического парадокса, то он не совсем логически оформлен. Вот небольшой анализ этого высказывания:

"«Брадобрей бреет всех, кто не бреется сам. Должен ли он брить себя?» Вроде бы должен. Но ведь он занимается только теми, кто сам не бреется. Значит, не должен. Но тогда он не бреется сам, и, значит, автоматически попадает в список своих клиентов."

В постановке вопроса имеются явные неопределенности: 1) В наш век брадобреем может быть а)человек, б) робот (не человек)
2) Логическое разделение... всех, кто... подразумевает негласное выделение брадобрея из множества клиентов, поскольку иное не оговорено в постановке вопроса. Следовательно, на него не распространяются условия задачи. И, поэтому, ответ однозначен: должен и может брить сам себя (При условии, что у него растет щетина. Это тоже не оговорено в постановке задачи)

По пункту 1), вариант а) также не оговорено, что брадобреем может быть женщина или мужчина с избытком женских гормонов. Для таких "брадобреев" постановка вопроса вообще не имеет смысла. Для варианта б) вопрос также лишен смысла. Есть и другие логические тонкости.

Ежели бы основы наук закладывались с такой же педантичностью, что и решение этого логического парадокса, то нам не пришлось бы рыться в ошметках частиц и излучений адронного коллайдера в поисках частицы Бога.
Цитировать Имя
Станислав Ордин, 06.02.2014 06:52:35
Дорогой Георгий,

если бы эта передача, книга и статья появились в обычное время: промышленность и сельское хозяйство работают, наука работает, образование работе и надо спокойно и настойчиво поддерживать интерес населения к тому, над чем ему самому ломать головы не хочется (что, например, вменяется делать регулярно каждому преподавателю университета в США), то можно было бы просто поздравить со скромным, но общественным успехом.

Но мы живём в другое время. И гений Высоцкого, на которого ты ссылаешься, предвидя наступление этого безвременья, не подбирал гладкие интонации, а ОРАЛ!

Поэтому, думаю тебя можно поздравить лишь с личным успехом. Хотя, судя по всему, пожертвовать тебе для этого пришлось и тем, что я считаю из области научно-неприкасаемого.

Полагаю, что «тёплые слова» о БАКе скорее не прямо в пику мне, а скорее в угоду моим оппонентам. Но, возможно, «детские» восторги от БАКа у тебя не возникли бы, если бы ты, как и я поработал бы в научном городке из 250 корпусов. Подземная труба диаметром больше метро у нас там тоже была, правда длиной поменьше -10 км. А результаты испытаний в ней, в отличии от БАКа, были настолько прозрачные, что спустя 30 лет читаешь с усмешкой о «последних достижениях» американской оборонки.

И последнее. Так как пересекался с испытателями ракет, то имел представление каких героических усилий требовало их доведение до ума. И знал, сколько безвестных Героев сложило для этого головы. Знал, что сидящие рядом не задумываясь заняли их место, т.к. считали себя государственными людьми. Но посмотрев в интернете видео с несколькими десятками катастроф при запуске космических ракет и под впечатлением этого, по масштабу, шекспировского действа, увидел, что и за гибель этих ребят несёт вину застой в науке (который, конечно не мог заметить младшенький Капица, Серёжа, которого ни его папа, ни рано погибший его старший брат никогда учёным не считали). То, что я в некоторых своих комментах абстрактно отмечал и ранее, что 100 лет повторяют лишь идеи Циолковского в этой области, стало настолько очевидно, что сразу стали видны «научные прорехи» и как их исправить.
Видео, на мой взгляд, демонстрирует, что конструкция ракеты, продвинутая немцами в период войны, тупо развивалась (копировалась) в мирное время, когда для решения задачи старта имелись другие варианты.
Если бы наука развивалась нормально, то «не сжигали» бы лучших ребят (можно сказать генофонд) в огне ракет и у нас, и у американцев. И сейчас, когда уже и РАН сжигают, вежливые разговоры о науке может быть и принесут результат, через несколько десятилетий.